Увязший в коррупционных скандалах Кремль разыгрывает патриотическую карту, так считает журналист издания Le Monde.

На прошедшей 29 марта конференции Общероссийского народного фронта, созданного для конкуренции с дискредитировавшей себя "Единой Россией", президент Владимир Путин три часа выслушивал сетования "простой России" на отсутствие "социальной справедливости", в ответ пообещав улучшить содержание сирот и возродить звание "Герой труда", пишет Le Monde.

Его радостный популизм подпортила новость о "золотом парашюте" в 26 млн долларов, которые должен выплатить своему экс-главе Александру Провоторову "Ростелеком". Еще одним поводом для недовольства стало недавнее увеличение социальных отчислений, из-за которого были вынуждены закрыться 352 тысячи малых предприятий. "Российская экономика подает признаки спада. Инвестиции стагнируют, нет достаточного роста, промышленное производство в феврале продемонстрировало прискорбное падение в 2,2%", - констатирует издание.

"По всей видимости, Народный фронт послужит питомником кандидатов на парламентских выборах 2016 года. Возникла потребность в косметическом ремонте, потому что у прокремлевской "Единой России" проблемы. Ее нынешний лидер Дмитрий Медведев все больше походит на персонажа гоголевской "Шинели" Акакия Акакиевича, раздираемого между желанием сменить шинель и страхом надеть новую", - пишет корреспондент Мари Жего.

"Партия жуликов и воров", как ее называют большинство россиян, "Единая Россия" превратилась в карикатуру на российскую шизофреническую элиту, дни напролет бичующую Запад и его "агентов", но выводящую свои сбережения за рубеж, отмечает издание, напоминая о четырех депутатах-единороссах, вынужденных покинуть Думу после публикаций об их незадекларированных богатствах.

"Чтобы заставить забыть об этих скандалах, Владимир Путин решил основательно разыграть патриотическую карту", - пишет издание. Вернувшись с саммита БРИКС, он развернул небывалую активность: отдал приказ о беспрецедентных учениях в Черном море и сам с вертолета следил за их проведением.

Эффект неожиданности усилил тот факт, что соседние Украина с Грузией не были предупреждены о маневрах, отмечает корреспондент Мари Жего.