Допис у своєму блозі на сайті «Кореспондент»відомий політичний діяч Зорян Шкіряк починає з історії появи публікації:дзвінок на мобільний від людини, вартої довіри, лист від неназваного правоохоронцяу поштовій скрині, сумніви «публікувати – не публікувати».

Ми раді, що наш партнер і давній друг зайнявсправді громадянську позицію і оприлюднив отриману у такий дивний спосібінформацію. Нижче ми наводимо його матеріал:


Здравствуйте.

Я не могу назвать своего имени, звания идолжности по понятным причинам. В виду их же – не могу сказать, как именно ясвязан с делом семьи Павличенко. Скажу только, что работал над этим делом (каки сотни других сотрудников), изучал его материалы.

Как оно состряпано и из чего – вам можетрассказать любой следователь, любой прокурор даже с небольшим опытом. Если не побоится. Потому что когда дело стряпают ТАК тупо и ТАК нахально,то даже неискушенному ясно, что на это был одобрямс очень высокого уровня.

Смотреть на это позорище, которое устраивают отимени прокуратуры в суде - дальше просто невозможно.  И это не только моемнение. В прокуратуре достаточно честных людей(я знаю, как скептически  вывоспримите это утверждение, но все же - поверьте), которые никогда не пойдут нато, чтобы ломать чужие судьбы росчерком пера. Однако есть и другие. А есть ите, кого поставили перед выбором без выбора. Перед предложением, от которогоневозможно отказаться. Я делюсь нижеприведенной информацией от имени всехсотрудников прокуратуры, у которых осталась совесть.

Ниже я привожу несколько проколов версииобвинения, не выдерживающих никакой критики. Возможно, это не самые яркиемоменты. Но это те вещи, которые я могу подтвердить материалами дела, и которыеможно объяснить на пальцах, без долгого копания в подробностях. Соответствующиедокументы – в архиве с фото.

1. Судью нашли в несколько странном виде, какдля «только что пришел с работы и поднимался домой». Следователям явно нехотелось на этом акцентировать, но объяснять как-то пришлось. Хотя бы частично.

Якобы Сергей стащил с убитого судьи штаны итуфли и надел на себя(какая крепкая психика у ребенка!). Логика тут тожегрустно курит в углу: это якобы делалось потому, что у Сергея были в кровиштаны  (а у истыканного ножом, расстрелянного и протащенного по всемуэтажу судьи со штанами, надо понимать, все было хорошо).

Однако следствие скромно умалчивает, что насудье так же не было куртки и пиджака. Март месяц, только что приехал домой,поднимался на свой этаж – это все по версии следствия. А нашли Зубкова налестничной клетке в трусах, носках, да почти стянутой рубашке. Все. Не думаю,что об этом кто-то в курсе, ибо не сомневаюсь, что обвинение вовсю стараетсяэту тему не трогать, потому как даже их фантастическая версия не можетобъяснить такой внешний вид. Фото судьи на месте преступления –





2. Поговорим об отпечатках. 21.03, в деньубийства, на месте преступления, на инвалидной коляске найдено 4 (четыре)отпечатка пальцев. Экспертиза №21\Д от 24.03.2011 четко это указывает – онаизучала саму инвалидную коляску и нашла там 4 отпечатка.




24.03.2011 задерживают Дмитрия Павличенко. Вэтот же день – постановление о повторной экспертизе (ну да, ведь теперь яснокого надо привязывать к делу).

Очень интересно читать результат повторнойэкспертизы №22\Д. Итак, в на фото ниже читаем – «на экспертизу передано 4 (четыре)отпечатка пальцев».



На следущей странице этого же отчета экспертачитаем: Передан для исследования не сам предмет(инвалидная коляска), а… скотч сотпечатками.



Для неспециалистов поясню: на скотч эти отпечаткимогли взять где угодно. Хоть в камере. Хоть в кабинете у следователя.
Вверху страницы – четкий вопрос про 4(четыре)отпечатка – соответствуют ли они отпечаткам Дмитрия Павличенко?

На этой же странице читаем: в конверте оказалось5 отпечатков. .. Дело шилось так из рук вон плохо, что даже в пределаходной экспертизы мы находим такие нестыковки, не говоря уже о нестыковках междуразными материалами дела.

3. «Кроссовки в крови». По версии следствия, уСергея были окровавленные штаны, поэтому он надел штаны убитого. Их так и «ненашли», кстати. Кроссовки свои по той же версии он тоже переобул, поменяв их натуфли судьи и оставив на первом этаже… Зачем? Тоже окровавленные были? Это таккритически заметно на черных кроссовках? А размер подошел? Непонятно…

Итак, на месте преступления были найденыкроссовки Сергея Павличенко, и на них была обнаружена кровь. Это версияследствия. Смотрим.
Фото кровавого следа кроссовка на местепреступления.



Однако. Вот кроссовки якобы Сергея, якобынайденные почти на месте преступления (на первом этаже, хмммм).





Мы замечаем на них кровь, которой достаточно длятакого сочного отпечатка? Нет. И подошва – не та. Совсем не та, которойоставлен кровавый след. Убедитесь сами, сравните фото. Но следствие давно вкурсе этого,  и все как-то обходит этот острый угол. Соответствующий выводэкспертизы:


4. Это не все. Такой же след, как на местепреступления, был найден возле дома на улице Ковельской, 12




Туда жеповела служебная собака по следу с места преступления.  Но версияследствия предоставляет совсем другой маршрут перемещения – в противоположнуюсторону от направления, по которому повела служебная собака,  и покоторому был найден след, идентичный кровавому отпечатку на месте преступления.

Что имеем в результате пунктов 3 и 4: нанастоящего убийцу указывает кровавый след подошвы на месте преступления, такойже след по улице Ковельской, 12 и маршрут отхода, который показала служебнаясобака, и на котором как раз обнаружен второй след.

Нам же показывают  кроссовки сякобы СергеяПавличенко, притом не замечают несовпадения рисунка подошвы на кроссовке Сергеяи следа на месте преступления. Кроме того игнорируют направление, котороеуказывает служебная собака, хотя в том направлении найден еще один отпечатокподошвы с места преступления.

5.  А теперь  - про «неоспоримыевещдоки». Итак, история про штаны.  Штаны якобы Сергея Павличенко,найденные на первом этаже и якобы доказывающие его там присутствие.

Явка с повинной Сергея, которую в суде он назвалвыбитой под давлением и угрозами - "я был одет в спортивные штаны серогоцвета”.



Следователи не дураки диктовать другое, ведь серыеспортштаны – это описание свидетелей и разосланная в вечер преступлениеориентировка.
Через два часа после явки с повинной – допрос. Внем на вопрос «В чем вы были одеты в этот день?» Сергей отвечает: «Спортивные штаны, черные кроссовки, черную куртку, спортивные штанысерого цвета». Да, дважды про спортштаны сказал. Так бывает, когда плоховыучишь.


А сразу после допроса было воспроизведение. И навоспроизведении Сергей говорит «Я снял джинсы».



Ну не носит пареньсерые спортштаны, тяжело ему запомнить.

6. А вы вот, кстати, знали, что был третийподозреваемый?







Очень хотели третьего, иначе много чего невязалось. В результате с  третьим так и не срослось, поэтому изначальнуюверсию немного подкорректировали, но ее следы можно найти в пресс-конференцияхмилицейского начальства первых дней. Там говорится о том, что в инвалиднойколяске кто-то сидел. А уже в отточенной версии для суда инвалидную коляскуякобы Дмитрий Павличенко завез в парадное пустой. Да и орудий убийства былотри. Нужен, очень нужен был третий. Однако сейчас в версии следствия никакойтретьей, установленной или неустановленной личности -  нет.

7. на месте преступления были отпечаткинеустановленной личности.





8. Еще момент про выброшенные вещи судьи: надопросе "у меня был кулек, и у отца был кулек”(которые они потомвыбросили в мусорник). На воспроизведении – "кулек был только у меня”.




9. Сергей рассказывает, чтоконсьержка держала его за рукав и спрашивала с какого он этажа. Консьержкаподтвердит, что именно так с преступником и делала, но на суде Сергея неузнала.

10. Вот воспроизведение событий. Остановимся нанем подробнее. Отмечу, воспроизведение происходит после явки с повинной ипоследующего допроса, сразу за ним. Сергей, несмотря на то, что его уженесколько раз заставили проговорить и написать от руки версию следствия, всеравно путается в показаниях.  Запись следственного эксперимента  то идело останавливают, очевидно, для постепенного инструктажа.

Следователь просит показать,где были ноги, а где – голова.




Сергей: «Головой к окну, если не ошибаюсь». Нафото ниже любой может убедиться, что судья лежал ногами к окну.




Следователь просит сказать, какименно несли судью подозреваемые. Сергей: «за руки и за ноги». Следовательспрашивает – кто за руки, а кто за ноги? Сергей, который только что якобы попамяти показывал куда производил удары его отец, как они носили судью полестничной клетке, и где кто стоял с точностью до 10 сантиметров, не помнит заруки или за ноги он нес судью.



Бриллиант этой коллекции. Уставшийследователь на мгновение перестает контролировать себя. Спросив, откудаПавличенко-старший достал пистолет, получает ответ от Сергея – «из штанов». Следователь сердито обрывает его, прямо озвучивая нужный ответ «из-запояса, а не из штанов!»



На прикладі справи батька і сина Павличенків можна собі лише уявити які «способьі дознания» були б застосовані до Юлії Володимирівни, якби до її справи не була від самого початку увага світової демократичної спільноти.